marron.
Багульник стоит в большой вазе на полу и потихоньку покрывается нежно-лиловыми цветочками
и прозрачными салатовыми листочками. Купила у бабульки целую охапку, несколько дней
ветки задумчиво стояли-стояли в воде, и вдруг все разом как будто засветились лиловыми огоньками.
Коты сидят и медитируют на него, иногда трутся о веточки. Я смотрю и улыбаюсь.

К багульнику у меня трепетное отношение и с ним связан семейный обычай. В закрытых военных городках,
в которых прошло мое детство в разных частях нашей необъятной родины, свежесрезанные живые цветы
заканчивались осенью. Мама любила цветы, но рассчитывать хотя бы на мимозы можно было только
к марту. Папа договаривался и "добывал" охапки багульника у военных водителей, которые привозили в наши воинские части
разные военные штуки, а "из-под полы" каких-то забайкальских рыб для генерала и багульник для папы.
Мама радовалась, ставила багульник в вазы, называла его: "багульничек" и улыбалась, когда веточки покрывались мелкими,
невзрачными цветочками. Все зиму мы проводили с багульником, он долго и неприхотливо цвел, тонко пах.
Потом, когда мы перестали жить в закрытых секретных городках, а стали жить в больших столичных городах,
где всегда можно было купить живые цветы, эта семейная традиция только укрепилась. Папа покупал на рынке
у бабушек багульник, багульник скромно и тихо цвел, мама улыбалась.